Казыдуб Г. И. Слово о казачьем роде: Спиридоновы дети. Книга 1. – Ростов-на-Дону,2003. Климентьев Г.В. С любовью о Ейске. История города в коротких рассказах.


V Котенковские чтения
Историко–краеведческая секция
«Люди и судьбы
(1917 год в судьбах должанцев, страны, мира: взгляд из 21 века)»
Учебно-исследовательская работа
Жданова Игоря Александровича,11 класс
МБОУ СОШ № 25 ст.Должанской МО Ейский район
Руководитель: Дихтяр Ирина Геннадиевна, библиотекарь
2018
Оглавление
1. Введение ……………………………………………………………………..3
2. Ситуация в Ейске и округе на момент начала Гражданской войны .........4
3. Штурм Ейска………………………………………………………………..8
4. Люди и судьбы………………………………………………………………10
4. Список используемой литературы…………………………………………13

В кровавом тумане русской смуты
гибнут люди и стираются реальные грани
исторических событий.
А.И.Деникин
Актуальность. Столетие революционных событий и потрясений 1917 года заставляет вспоминать величайшую трагедию всего нашего народа, повлиявшую на судьбы не только отдельных людей, но и целых поколений.
Гражданская война унесла миллионы человеческих жизней, ввергла страну в хозяйственный хаос, расколола общество на «своих» и «чужих», сделала жестокость нормой человеческой жизни.
Страшные итоги Гражданской войны в России кратко выражаются цифрами: 10 млн. убитых на фронтах и умерших от голода и болезней. Кроме того, эмигрировало более двух с половиной миллионов человек. Многочисленные социальные группы населения в последующие годы подверглись репрессиям: дворянство, казачество, духовенство. Прервалась тысячелетняя культурная традиция великой нации. Русский мир на многие десятилетия оказался расколот на «красных» и «белых».
Тема гражданской войны в нашей стране всегда занимала особое место в исторической и художественной литературе, в искусстве, на телевидении, в песенном творчестве. А тем временем за рубежом писались воспоминания, научные труды, слагались оды в честь героев и мучеников белого движения. Гражданскую войну видели, отражали, изучали с двух противоположных сторон – со стороны победителей и со стороны побеждённых. С обеих сторон, естественно и неизбежно допускались искажения. В этом убеждаешься, изучая документы и публикации, касающиеся трагических событий начала гражданской войны в городе Ейске и станице Должанской. Понимая, что в живых не осталось никого, кто был свидетелем тех трагических событий я поставил цель собрать более подробные сведения о моих станичниках, чтобы попробовать разобраться в том, кто же был прав и действительно боролся за лучшую долю людей, за благо своей Родины.
Ситуация в Ейске и округе на момент начала Гражданской войны.
Было время
Безумных действий,
Время диких,
Стихийных сил.
С. Есенин
После Октябрьского переворота 1917 года власть в городе Ейске переходила из рук в руки в общей сложности шесть раз.
Февраль1918 года. Город Ейск под Красной властью. По словам очевидцев, обычно спокойный торговый город бурлил. Был создан ревком: на борьбу поднимались рабочие мастерских, порта, приезжие из других регионов, формировались вооружённые отряды. Городом управляла Дума во главе с инженером Газенко. «В думе верх брали крикуны, малоизвестные прежде личности. В магазинах товаров практически не было, городской базар был пуст». [3]
Казачьи станицы Ейского полуострова ещё оставались под властью атаманов. Среди бедных и иногородних была популярна идея перераспределения казачьей земли, которую поддерживали большевики. Собственники земли выступали против, потому как землю казаки получали за службу Отечеству и, отдавая жизнь за Веру, Царя и Отечество. Вместе с тем, в станицах шли горячие споры, главным образом, между стариками и казаками, прибывшими с фронта. Последние принесли недовольство войной, той неразберихой, которая творилась не только в стране, но и в армии.
В числе демобилизовавшихся, в станицу Должанскую вернулся с фронта революционно настроенный кавалер двух Георгиевских крестов Аксюта Даниил Яковлевич.[7] Из характеристики И. Л. Хижняка: «Данило Аксюта черноусый красивый казак. По бедности не имел строевого коня и залез в долги. Боевой расторопный командир. Ненавидит атаманов и богачей».[5]
В январе-феврале 1918 года казаки и солдаты-фронтовики стали собираться вместе, чтобы обсудить вопрос дальнейшей жизни. Организатором этих собраний был Аксюта Д.Я. Он предложил взять власть в станице в свои руки и организовать Советскую власть. В конце февраля 1918 года в Должанском кредитном сельскохозяйственном товариществе Аксюта собирает солдат с оружием. На этом собрании был решен вопрос о смене власти в станице. Захват должен был вестись без кровопролития. Революционеры разоружили охрану станичного правления, казначейства, почты и поставили на их место бойцов революционного отряда. Утром жители Должанской прочитали приказ образованного ревкома о том, что власть атамана в станице свергнута и утверждается новая – власть рабочих, крестьян и трудящихся казаков.[7]
Почти на всей Кубани власть сменялась бескровно. Анализируя политическую ситуацию в январе – феврале 1918 года А.И.Деникин отмечал нарастающую большевизацию округов. Несправедливость сложившейся на Кубани социальной системы вызывала популярность социалистических идей среди казаков. Казаки, только что вернувшиеся с фронтов с лёгкостью сдавали оружие. «Ошибались те, кто считал казаков наиболее воинственной частью населения России. Казак был природным хлеборобом, а потом воином, служивым человеком. Его главной стихией было не поле боя, а вольная, мирная степь, земля, лошади, скот. И потому пронесшееся по полям ненавистное слово "война" вызывало не восторг, не крики "ура", а тоску и тревогу, страх за семью, сыновей». [3]
Для обеспечения снабжения «красных» отрядов и флотилии Ейский исполком осуществляет реквизиции продовольствия в станицах, выдавая взамен необеспеченные расписки. Отмечаются факты и откровенного мародерства. Начинается обложение то хлебом, то лошадьми, что вызывает недовольство казачьего населения. Ходят слухи о том, что из города все бегут, не прекращаются облавы. Вылавливают офицеров и без суда расстреливают. Поговаривают, что готовят отряды для установления власти большевиков во всех станицах отдела.[3]
Одновременно с объединением революционно настроенных граждан, в станице Должанской формируется белоказачий отряд под командованием прапорщика Приходько. К марту его численнось достигает 600 человек, но к апрелю его основное ядро переместилось в окресности станицы Камышеватской [2].
В марте Должанский красногвардейский батальон под командованием Д.Я. Аксюты был вызван в Ейск и оттуда вместе с Ейским ревбатальоном направлен на оборону Краснодара от белогвардейских частей Корнилова. В станице же шла ожесточённая борьба ревкомовцев и белоказаков, и власть неоднократно переходила из рук в руки.
В апреле 1918 года станицы Ейской округи охватывает повстанческое движение. Из приговора жителей станицы Копанской: «Наша станица в апреле месяце 1918 года, выйдя из терпения от насильников и грабителей, чинимых надвинувшимися на Родную Кубань большевистскими бандами восстала против этих негодяев…» Недовольное властью ревкомов казачество собирает ополчение. Полковник Подгорный, кубанский казачий офицер, во главе восстания Таманского и Ейского отделов был назначен генералом Корниловым и от него получил первые указания. В помощь ему была выделена группа офицеров, главным образом выходцев из казаков.
Подгорный скрытно прибыл в станицу Копанскую, наиболее удаленную от железной дороги и большевистских гарнизонов, собрал представителей от ближайших станиц. За полночь, накануне страстной пятницы в большой горнице собрались в основном все руководители восстания из станиц. От станицы Должанской офицеры: Жук, Кириченко, Козлов, Плосский, Житняк и Погребняк. Подгорный говорил о том, что «настало время для поднятия станиц и взятия власти законными представителями казачества», что в сотнях должны быть надежные и проверенные казаки. Действия должны быть скрытны, весь расчет на внезапность. В станицах огнестрельного оружия мало, придется добывать в бою. Подгорный уверял, что обстановка самая благоприятная. Дальше тянуть нельзя, ибо время работает на большевиков. Сейчас в станицах практически войск нет. Все части красных сосредоточены в Ейске, на станции Старо-Минской и в Уманской. Должанские казаки решают принять участие в походе на Ейск вместе с восставшими станицами.
По версии священника Чубова Д.А., в конце апреля 1918 г казаки ст. Новощербиновской со станции железной дороги дали телефонограммой революцонному комитету в Ейск и штабу красной дивизии в станицу Староминскую сообщение о том, что якобы получены сведения, что казаки удаленных от полотна железной дороги станиц намерены напасть ночью на станицу Старощербиновскую. Потому де революционный комитет старощербиновской просит прислать хотя бы роту красноармейцев с пулеметами и хотя бы одним орудием для защиты станицы и станции железной дороги. Давая такое сообщение, казаки надеялись раздобыть оружие. Разобрав в полуверсте с обеих сторон станции железнодорожный дорожный путь, стали ждать красноармейцев. К вечеру этого дня наблюдатели увидали дымки паровозов сначала со стороны Ейска, а потом и из Староминской. Почти одновремено случилось крушение обоих поездов, а бывшие в засаде казаки, что называется, голыми руками забрали всех красных в плен, раздобыв, таким образом, около 400 винтовок, патронов к ним и два пулемета.[1]
Из других источников следует, что Ейскому ревкому о готовящемся мятеже стало известно из событий в Уманской. Еще перед Пасхой туда на автомобиле приехал председатель ревкома Кныш и военной комиссар Макеенко. В здании атамана отдела они провели совещание, где рассмотрели меры по усилению охраны, главным образом войсковых складов оружия. Там же им стало известно о готовящемся восстании со слов медицинской сестры, подруги дочери бывшего Наказного атамана отдела генерала Кокунько. В любом случае план руководства восстанием терял свое главное преимущество – внезапность.
Но уже ничего сделать было невозможно, в станицах, разбросанных на большой территории, события развивались стремительно и менять что-либо было поздно. [3]
Большевики получили возможность создать оборону Ейска, и стянуть туда немалые силы. Из Уманской и Тимашевской были вызваны отряды, проведена мобилизация в самом городе, начались аресты всех, в чем-либо, подозреваемых людей. За городом от Ейского лимана до Азовского моря, как бы по дуге, были вырыты окопы и созданы четыре боевых участка. Во всем этом была видна профессиональная военная рука. Немалую силу во всей обороне создавали пулеметные команды, довольно грамотно по-военному расставленные на флангах участков, чем обеспечивался перекрестный огонь.
Штурм Ейска был назначен на 30 апреля. 28 апреля в станицах Копанской и Ясенской полковник Подгорный со штабом провел смотр стянутых сотен. Все как будто было предусмотрено, вот только мало винтовок и почти не было пулеметов. В связи с тем, что большевики знали о восстании и чтобы избежать кровопролития, Подгорный из Ясенской по телеграфу направил в Ейск условия сдачи города.
Как только стало темнеть, в ночь на 30 апреля, восставшие войска выступили на Ейск. Шли тремя колоннами: непосредственно из Ясенской два конных полка, которые вел сам Подгорный, два полка из Копанской, один вел полковник Топорков, второй - есаул Гулый, казак станицы Ольгинской. Третья колонна шла по направлению из станицы Камышеватской. Две сотни из станицы Должанской.
В ночь на 1 мая произошло столкновение белоказаков и красноармейцев. «Восстание казаков было стихийным и плохо вооруженным» - так характеризовал его А.И.Деникин. Только у передних трёх рядов конницы были шашки, остальные были вооружены чем попало: вилами, косами и просто обыкновенными палками. Позади конницы шла пехота. Пушек у казаков не было. На подходе к Ейску «красные» их встретили пулемётными очередями, залпами орудий Азовской морской флотилии. Части казаков удалось прорвать оборону, но в уличных боях они были уничтожены. Казаки отступали, их настигала «красная» конница.
Существует несколько версий похода должанских повстанцев на штурм города. По первоначальной версии должанский отряд не учавствовал в битве под Ейском, так как опоздал к началу боя.
Но, в автобиаграфии непосредственного участника тех событий военного священника Чубова Давида  Антоновича, проживавшего на тот момент в ст. Новощербиновской мы читаем: «Без особенного труда казаки сбили красных с позиций у хутора Широчанского (около 7-8 верст от Ейска) и подошли к Ейску. После довольно горячего боя на подступах к городу ворвались в Ейск. Осталось взять станцию Ейск и пристань, где красные оказывали упорное сопротивление. В разгар боя, мобилизованные иногородние заколебались, а провокаторы стали кричать: "Спасайся, красная конница в тылу". Действительно в тылу показалась конница, но это были не красные, а подошедшиe на помощь казаки станицы Должанской. Так как конница показалсь со стороны, откуда ее не ждали, то у наступающих на станцию и пристань произошла паника, все повернули назад и, казалось, безнадежное положение красных этой провокацией поправилось: казаки откатились до хутора Широчанского, а красные оправились и, не давъ казакам прийти в себя, стали наступать…» Возможно, священник Чубов говорит о тех должанцах, которые были в числе камышеватского отряда.[1]По последней версии краеведов и историков[1] события развивались следующим образом. Должанский и камышеватский отряды назначили сбор в Воронцовской пади. Эти отряды были обстреляны с моря судами Азовской флотилии, а позже, вероятнее всего, из пулеметов подошедшего из Ейска красного отряда. Но, возможно, должанцы первыми заметили подход к Ейску эвакуированных пароходов из Керчи и Таганрога и, поняв безуспешность восстания, решили вернуться и принять бой в станице. Эту версию подтверждают записи очевидцев в журнале, изданном комсомольской ячейкой в честь 10-летия Октября, хранящемся в должанском музее. [7]
Сразу после разгрома казаков начались карательные операции. Красные не знали пощады: убивали тех, кто участвовал в походе и тех, кто был в резерве в станицах у белых. Особыми жестокостями отличались матросы красной Азовской флотилии. Подойдя к станице Должанской на кораблях, моряки сначала обстреляли её, затем, высадились и начали облавы и расстрелы.
Люди и судьбы
Из-за утери архивов ряда станиц Ейского отдела, едва ли не основным источником сведений о событиях того времени долгое время были воспоминания Ивана Лукича Хижняка. Анализ и данные современных историков, а так же устные свидетельства должанцев показывают неточности, умолчания, а порой и искажения фактов. В воспоминаниях И.Л. Хижняка говорится: «Главари понесли наказание по законам революционного времени. Суду были преданы: атаман станицы Должанской Дорошенко, священик Краснов…активные душители революции 1905 года – Шелест Д.И., ДолбишМ., Дунай К., Чинчиковский и др…» Но никакого суда не было. Всех арестованных утопили в море, привязав на шею камень, предположительно, через два часа пути в Таганрог. Священника Иоанна Краснова заживо сожгли в топке парохода. Подробности смерти отца Иоанна узнали от некоей Шуры Плоской, которая была знакома с моряками парохода карательной экспедиции. Так страшно его казнили за то, что он благославлял белоказачий отряд на штурм красного Ейска словами: «Идите и уничтожайте эту черную хмару, которая не признаёт ни Царя, ни Бога!»[7]
Именно этот поступок батюшки обозначен Особой комиссией по расследованию злодеяний большевиков, как причина расправы над ним.
И.Л. Хижняк утверждал, что он лично арестовывал атамана Ф.М. Дорошенко и «… вёл его в нижнем белье через всю станицу». Но по устному свидетельству племянницы Дорошенко – Раисы Яковлевны Костенко[6], его арестовывал Д.Я. Аксюта. Атаман был при полном параде и, поняв свою обречённость, просил красного командира Аксюту передать золотые запанки и кольцо сыну Александру. Красный командир эту просьбу выполнил.
Много человеческих жертв, боли и трагедий принесла Гражданская война жителям Ейска и ейских станиц. После трагических событий июня 1918 года, связанных с таганрогским десантом, в котором погибли более 6000 красноармейцев, город с цветами встречает Добровольческую армию. Гражданские власти преподносят казакам хлеб-соль, клянутся до последнего вздоха бороться с большевиками. Но очень скоро всеобщее ликование по поводу прихода белых прекратилось. Жизнь показала, что белый режим по своей жестокости ничем не отличается от красного. Шла братоубийственная война, человеческая жизнь потеряла ценность, люди изощрялись в уничтожении друг друга.
В советское время в Должанской была овеяна мифами героическая фигура революционера Д.Я.Аксюты: «Это был душевный и храбрый человек Он отважно сражался в рядах красных бойцов и дошел с боями до астраханских степей. Там он заболел тифом. В 1919 году оказался на территории белых. После болезни стал пробираться домой в Должанскую. Но и здесь были белые. Пришлось скрываться в степи и в склепах на кладбище. Иногда ночью приходил повидаться с семьей. Осенью скрывался на хуторе своего дяди, который и выдал его. На хутор прислали казаков, те стали избивать работников, требуя выдать Аксюту. Чтобы не допустить гибели невинных людей, революционер сдался добровольно». Атаманом в станице на тот момент был Сергей Муравицкий. Он отказался выдать ключи от карцера для расправы над Аксютой, «но Горбань Трофим схватил двухпудовую гирю и вместе с другими казаками сломали дверь карцера и рассправились с Аксютой». Несмотря на вероятность преувеличения советской идеологией, о человеческих качествах Аксюты Д.Я.(при той жестокости и классовой ненависти, которые на тот момент были в обществе) можно судить по некоторым эпизодам биографии: бескровная смена власти в станице в феврале 1918 года, история с запонками атамана Дорошенко, самопожертвование ради безвинных людей при аресте на хуторе. Кроме этого, по устным свидетельствам жителей, к гибели Аксюты имеют отношение красные. Но с этой загадкой ещё предстоит разобраться.
О казаках сохранивших верность присяге долгое время умалчивалось, либо упоминалось в негативном свете. Только появившиеся недавно в должанском музее воспоминания родственников и фотографии из личных архивов открыли для нас героические образы казаков Муравицких, которые не приняли сторону большевиков и оставались верны Богу, Царю и Отечеству.
Семья Муравицких – отец и четыре его старших сына служили в Собственном Его Императорского Величества Конвое. Глава семейства Иван Епифанович Муравицкий за честность и справедливость дважды был избран атаманом станицы Должанской. Материального благополучия он достиг благодаря верной службе и нелёгкому упорному труду. Женившись на сироте, с детства находившейся в услужении у священника, он с нуля умело начал вести хозяйство. Построил дом, посадил сад, вырастил сыновей и за личные средства снарядил их на государственную службу. Все четыре сына оставались верными той России, которой они присягали. Все они растворились в кровавом тумане Гражданской войны, от них не осталось даже могил, где мать могла бы поплакать.
И.Л.Хижняк в своих воспоминаниях приводит речь царского генерала Афросимова, обращённую к нему, как к бывшему царскому офицеру: «Как вы смели нарушить святую присягу, запятнать честь офицера? Что заставило вас пойти на службу к большевикам, поднять меч против своих же товарищей? Мы боремся за единую неделимую Россию, а большевики рвут её многострадальную на части, продают туркам, немцам, полякам, финнам, предают огню и мечу всё то, что наши отцы создавали веками. Я не ожидал, что вы, заслуженный офицер, давший клятву, пойдёте на службу к большевикам и будете убивать лучших людей России».[5]
Но, Иван Лукич Хижняк, герой трёх войн, названный Евгением Александровичем Котенко «легендой истории», выбрал для себя борьбу за новую Россию, «за землю, за волю, за лучшую долю».
Невозможно претендовать на абсолютную точность излагаемых фактов не только потому, что с тех пор прошло немало времени, но и потому, что у каждого была своя правда. Разное место заняли казаки по отношению к революции и к Родине и тем, в конечном счёте, определилась их судьба. Одни потом были восславленны как победители в величайшей войне, а другие прокляты как предатели. Сегодня оценки меняются. Нам, потомкам, в чьих венах течёт казачья кровь, сегодня трудно объективно оценить непростой, трагический выбор предков. Но мы их помним и чтим. Помним их муки и страдания. Чтим их славу и честь, мужество и доблесть.
Список использованных материалов
Автобиография священника Д.А.Чубова. В сб.: О прошлом и настоящем станицы Новощербиновской.- Ростов-на-Дону,2012. С.66-118
Артюхин Ю.В., С.П. Шананин, Г.Ф.Орехова, О.В. Гальченко. Новые данные о восстании и походе казаков станиц Ейского отдела на Ейск в конце апреля - начале мая 1918г.// Кубанский сборник V(26) -2014. C. 187-183.
Казыдуб Г. И. Слово о казачьем роде: Спиридоновы дети. Книга 1. – Ростов-на-Дону,2003
Климентьев Г.В. С любовью о Ейске. История города в коротких рассказах.- Краснодар – Издательский дом «Краснодарские известия», 1998г. -187с.
Хижняк И.Л. Годы боевые.- Краснодар: Краснодарское книжное издательство,1957
Устное сообщение Раисы Яковлевны Костенко – племянницы последнего атамана станицы Должанской Ф.Дорошенко.
10-й Октябрь. Рукописный журнал комсомольской ячейки (1927г.) хранящийся в архиве Должанского отдела МБУ МО Ейский район «Ейский районный краеведческий музей»

Приложенные файлы

  • docx 83407495
    Размер файла: 50 kB Загрузок: 2

Добавить комментарий