АЛЕКСАНДР УСОЛЬЦЕВ: ДАР СУДЬБЫ Отцовская «косточка» Александр Усольцев, которого часто называют человеком-эпохой – настолько велика роль

газета «Нефть Приобья», № 39, сентябрь 2017

ПРОЕКТ «Улицы Большой Нефти: версия эпохи»

Усольцев александр викторович
Родился 7 декабря 1938 года в Улан-Удэ.
С октября 1957 года работал помощником бурильщика, бурильщиком в объединении «Куйбышевнефть».
В 1964 году окончил Куйбышевский политехнический институт по специальности «горный инженер».
После учёбы в институте был бурильщиком, буровым мастером, старшим инженером ПТО в конторе бурения треста «Первомайбурнефть».
С июня 1969 года – буровой мастер, начальник ЦИТС, главный инженер Нижневартовского УБР-1.
С октября 1976 года – начальник Сургутского УБР-2.
С октября 1978 года – заместитель генерального директора ПО «Юганскнефтегаз».
С октября 1980 года – генеральный директор ПО «Сургутнефтегаз».
С августа 1984 года – управляющий, заместитель управляющего трестом «Сургутнефтедорстройремонт».
С 1996 года – председатель Совета директоров ОАО «Сургутнефтегаз».
С 1997 года – председатель Совета директоров ОАО «Нефтяная компания «Сургутнефтегаз».
Отличник нефтяной промышленности, награждён орденами Трудового Красного Знамени, Октябрьской Революции, «Знак Почёта», медалью «Ветеран труда».

АЛЕКСАНДР УСОЛЬЦЕВ: ДАР СУДЬБЫ
Отцовская «косточка»
Александр Усольцев, которого часто называют человеком-эпохой – настолько велика роль, которую ему суждено было сыграть в становлении Сургутнефтегаза – родился в Бурятии, в далёком от Западной Сибири городе Улан-Удэ. Из семьи простых скромных тружеников, Александр Викторович гордился своими предками не меньше, чем иные голубыми кровями: «Всё, что было создано на земле, создано руками тех, чьи имена не вошли в учебники истории. Именно «маленькие» люди испокон веков поднимали и защищали нашу землю, не жалея ни сил, ни здоровья, ни жизни. Такими были и мои родители».
Ни отец, Виктор Артамонович, ни мать, Прасковья Матвеевна, не владели грамотой, оба были из староверов. Оба являлись последышами в многодетных семьях, оба не боялись никакой работы. И, вероятно, во многом именно эта черта помогла им пройти через холод и голод военных лет: когда родился сын Саша, шёл ещё только 1938-й год: и стране, и её гражданам предстояло пройти через тяжелейшие испытания...
Чтобы обеспечить семью, отец часто срывался с места в поисках лучшей жизни, случалось, что и на другой конец огромной страны. Человек упрямый, энергичный, непоседливый, из тех, кого в Забайкалье называли «чалдон», он при этом сумел стать для своего сына примером и трудолюбия, и преданности семье, и крепких, не подвластных ни временам, ни обстоятельствам, жизненных устоев.
«Не могу припомнить, чтобы хоть раз видел родителей, ничем не занятых: всегда что-то делают, и всё в их натруженных руках кипело, спорилось, – писал в дальнейшем Александр Викторович в своей книге «Жизнь на ветру». – Перед тем, как отца забрали в армию, он работал в Монголии, бурил скважины на воду. Позднее, когда я стал буровиком и рассказывал ему о нефтяных скважинах Отрадного, он со значением кивал головой и говорил: «Мы тоже долбили глубокие – до 200 метров». Я тогда втихомолку над ним посмеивался: наши-то нефтяные скважины были глубиной до 3 000 метров. Однако позднее осознал: они-то ведь долбили, а не бурили, как мы, и весь их ударный буровой инструмент – нехитрый агрегат на треноге да ручная лебёдка, а вся механизация – две пары мускулистых рук и крепкие спины».
Когда началась самая страшная в истории Родины война, отца отправили на фронт. А мальчик на всю жизнь запомнил вагоны, в которых везли на передовую пополнение: остро пахнущие лесом свежеструганные доски и лежащих на них валетом бойцов. Эта картина навсегда запечатлелась в его памяти как образ войны, с которой не возвращаются
Писем от отца они не получали, сам он обучен грамоте не был, а просить в семье Усольцевых было не принято. Лишь многим позднее, уже после того, как Виктор Артамонович вернулся в 1944-м с войны – покалеченный, но живой! – узнали, что отец был артиллеристом, служил при «сорокапятках», противотанковых орудиях, на фронте их называли «Прощай, Родина»: с 45-миллиметровой пушкой он стоял против немецких танков.
Вот такое досталось Усольцеву наследство: чисто крестьянские смётка, трудолюбие, практичность и упрямый характер. Скорее всего, у будущего генерального директора все эти качества были не откуда-нибудь, а именно из детства. Как, впрочем, и вообще всё самое лучшее и ценное, что есть в каждом из нас.
Дорога на буровую
Заканчивая школу, Усольцев даже подумать не мог, что вся его жизнь будет связана с «нефтянкой». Он, как и многие мальчишки сороковых огненных лет, мечтал стать военным моряком: бороздить океаны на эскадренном миноносце или, на худой конец, подводной лодке. Но в Ленинградское военно-морское училище, куда Александр твёрдо собрался поступать, его не взяли – он не прошёл медкомиссию по зрению. Вот так и получилось, что Усольцев поступил в Бугульминское техническое училище, готовившее помощников бурильщика 6 разряда. Определялся его выбор сугубо прагматически: срок обучения составлял всего один год, а затем – самостоятельная жизнь и вполне приличный заработок.
«Хотя училище выпустило, как и обещало, по шестому разряду, на работу нас взяли помбурами, буровыми рабочими, верховыми, – вспоминал Александр Викторович позднее. – И это правильно: в бурении необходимо пройти все ступеньки, ни одной не пропуская. В те времена даже профильные министры в младые свои лета отплясали своё и на подсвечнике при «вира» – «майна», и за тормоз бурильщика подер-жались. Нормально!».
И он действительно прошёл всю буровую школу с первой до последней ступеньки. Работал помощником бурильщика в Кинель-Черкасской конторе разведочного бурения «Куйбышевнефти». Затем бурильщиком, причём не где-нибудь, а в аварийной бригаде. Заработки там были не ахти – сидели чаще всего на тарифе – но опыт работы в ней, по его собственным словам, помогал впоследствии всю жизнь. Не только и не столько профессиональными навыками, сколько осознанием того, как важно уметь принимать решения и отвечать за них.
Поэтому он счёл, что ему повезло – как и в дальнейшем, когда всё время попадал в бригады, занятые испытанием нового оборудования. Впоследствии опыт, полученный внедренческими бригадами, по воспоминаниям Александра Усольцева, позволил создать коллективы для скоростного бурения – это были, в первую очередь, бригады знаменитых буровых мастеров тех лет: Вениамина Максимовича Агафонова и Юрия Александровича Цареградского. И когда легендарный Муравленко уезжал в Западную Сибирь, он, конечно же, взял их с собой.
Три первых года в профессии, по выражению Усольцева, не прошли, а пролетели, и молодой человек всерьёз задумался о получении высшего образования. Дальше – успешное окончание дневного отделения Куйбышевского политехнического института, куда он перевёлся с вечернего благодаря диплому училища с отличием; специальность «горный инженер», работа буровым мастером, а затем старшим инженером ПТО в конторе бурения треста «Первомайбурнефть».
Опыт, наработанный за эти годы, стал фундаментом будущих размышлений, решений и выводов, определивших судьбы целых предприятий.
«На мой взгляд, профессия буровика определяет характер, свойства человека, правила его поведения, нормы и запреты и даже судьбу, – отмечал Александр Викторович в своей книге. – Сколько раз впоследствии я убеждался в том, как сама профессия отторгает от себя людей нерадивых, ленивых, не любящих работать или не умеющих и прежде всего – не желающих учиться работать хорошо.
Правда, необходимо учесть, что  тогда техническая оснащённость буровых была примитивной. Чем располагал бурильщик, на которого выпадали главные тяготы? Дрожала перед его глазами стрелка незатейливого приборчика, определяющего нагрузку, – вот и всё. Решающими становились интуиция бурильщика, его умение чувствовать забой, поведение долота на забое, напряжение выкручиваемых труб, проходящих искривлённую скважину».
Вопреки всем ветрам
Летом 1969-го судьба забросила Усольцева в Тюмень. Север притянул-таки к себе и взял, наконец, своё. В тюменском аэропорту чуть ли не наугад купил билет на Ан-24. Спросил, куда летит самолёт, оказалось – в Нижневартовск. Так тому и быть
Здесь, в рабочем посёлке, располагалась Мегионская контора разведочного бурения, где работал его однокурсник Виктор Китаев. Сюда же буровым мастером устроился инженер из нефтяного Поволжья Александр Усольцев. Начальник конторы Валентин Хлюпин сразу понял, что из парня будет толк, и назначил его начальником производственно-диспетчерской службы.
Вскоре Мегионскую контору переименовали в Нижневартовское управление буровых работ №1, а Александра Усольцева назначили главным инженером. Он приглашает на Самотлор мастеров из Отрадненского управления буровых работ «Куйбышевнефти», перестраивает деятельность технологических служб, внедряет кустовой метод бурения, включается в социалистическое соревнование.
В итоге Усольцев добивается самой высокой выработки на человека и бригаду по союзному министерству. Нижневартовское УБР-1 становится лучшим в отрасли.
А в октябре 1976-го Александру Усольцеву предложили возглавить Сургутское УБР-2. Поначалу в молодом буровом управлении была всего одна бригада. Но сказать, что начали скромно, не получится: в первый же год, на новом Локосовском месторождении, за четыреста километров от основных баз, в бездорожье она набурила 67 тысяч метров – в два раза больше средней проходки на бригаду в объединении «Запсиббурнефть». В дальнейшем слава второго управления гремела по всей отрасли. Вся страна знала имена буровых мастеров: Воловодова, Сидорейко, Ворушилова, Пуминова, Гертнера, Шукюрова. С первого дня Сургутским УБР-2 было взято за правило брать не числом, а умением, и это стало формулой достижения наивысшей производительности труда. В эти годы наметился небывалый подъём состязательности среди буровых предприятий за рекордную проходку, и абсолютным лидером среди них стало второе управление буровых работ
К концу 1977 года в нефтяной промышленности Западной Сибири произошли серьёзные преобразования. В структуре Главтюменнефтегаза были созданы три производственных объединения: в Сургуте, Нижневартовске и Нефтеюганске. В октябре 1980 года Александр Викторович Усольцев был назначен генеральным директором ПО «Сургутнефтегаз», которое он возглавлял вплоть до 1984 года. Помня известные слова В.И. Муравленко о том, что нефть находится на кончике долота, он сделал ставку на увеличение объёмов бурения за счёт скоростной проходки. С его лёгкой руки становятся традиционными слёты буровых мастеров, создаётся совет мастеров Сургутнефтегаза, задаётся новый стимул социалистическому соревнованию среди буровых бригад: победители, достигавшие рекордных результатов, получали дефицитные по тем временам квартиры и машины.
«Я не раз говорил, какое значение придавал грамотной организации соревнования и какую роль оно, на мой взгляд, играло в выполнении и перевыполнении государственного плана, – писал впоследствии Александр Викторович. – Так было в Нижневартовске, так повторилось и в Сургуте, когда я был начальником УБР-2. Теперь, в объединении «Сургутнефтегаз», план был самый что ни на есть напряжённый, и главным образом в соревновании виделся мне залог успеха Все звенья в процессе достижения цели одинаково важны, необходимо лишь точно определить критерии оценки их участия».
В августе 1984 года Александр Усольцев неожиданно для многих сменил кресло «генерала» на чуть менее беспокойную должность управляющего одного из строительных трестов сургутских нефтяников – «Сургутнефтедорстройремонт», который переживал тогда не лучшие свои времена. Сформировав команду единомышленников, умевших, как и он сам, мыслить абсолютно незашоренно, Александр Викторович сумел создать мощнейшее дорожно-строительное предприятие. За двенадцать лет его работы вплоть до того момента, когда А.В. Усольцев единогласно был избран председателем Совета директоров ОАО«Сургутнефтегаз», трест выполнил огромный объём работ, в нём был создан сплочённый коллектив, который мог и умел работать.
В скором времени «трест Усольцева» строил дороги не хуже эстонских, которые в те годы очень хвалили. Заботами управляющего, стремившегося во что бы то ни стало обеспечить жильём, местами в школах и детских садах коллектив треста, был построен в кратчайшие сроки посёлок дорожников. Как тут не вспомнить славу, прочно закрепившуюся за Александром Викторовичем ещё в далёкую «буровую» пору новоиспечённого дорожника: «Где Усольцев – там всегда успех»
Наследство Усольцева
Усольцев жил интересами производства. Нельзя не восхищаться его одержимостью работой, энергией, самоотдачей. Но очень многим обязан ему и весь наш нефтяной город, который к «эпохе Усольцева» – так уж сложилось – строился почти что хуторами: отдельными ведомственными микрорайонами. В своих воспоминаниях Александр Викторович рассказывает о том, как стараниями нефтяников облик Сургута наконец-то начал формироваться, приобретать цельный и стройный сегодняшний вид. Сургутнефтегаз не просто добывал столь нужную стране нефть, возводил промышленные объекты – он создавал будущую нефтяную столицу Приобья. И хотя стоило это нефтяникам огромных трудов и изобретательности, строили они на совесть, на века.
«В ту пятилетку, с её сумасшедшими трудовыми обязательствами, помимо действовавших ограничений ввели новые – специальным постановлением правительства. По существу было запрещено строительство любых объектов соцкультбыта – только производственные сооружения, ну и жильё по скудным нормам. Сургуту – и не только Сургуту – не хватало многого. Построили замечательный спортзал «Нефтяник» – конечно, он проходил по всем документам как РММ – ремонтно-механические мастерские НГДУ «Фёдоровск-нефть» Правдами и неправдами удалось добиться разрешения на строительство кинотеатра».
Усольцев считал, что строить города – это не обязанность даже, а дар судьбы. Нефть из скважин когда-нибудь иссякнет, а город останется, как бы ни ветшали его стены. И хотелось Александру Викторовичу, чтобы Сургут стоял дольше. И ещё – чтобы он был краше.
В 2008 году Александру Усольцеву исполнилось бы 70 лет. В память об этом человеке – легенде Сургутнефтегаза, которому он отдал тридцать лет своей жизни, вновь, как много лет назад, был проведён слёт буровых мастеров. Собрались ветераны, руководители, буровики нескольких поколений. Было решено не только возродить слёты буровых мастеров Сургутнефтегаза, но и учредить ежегодную премию имени Александра Викторовича Усольцева, которая по итогам года вручается с той поры лучшей буровой бригаде нефтяной компании.
В память об Александре Усольцеве было принято решение установить мемориальную доску на здании Сургутского управления буровых работ №2, первым руководителем которого он был, и направить администрации города Сургута ходатайство о присвоении имени Усольцева одной из городских улиц. И это обращение многотысячного коллектива Сургутнефтегаза было полностью поддержано городскими властями.
Усольцева считает своим учителем и наставником не одно поколение нефтяников. Но, по свидетельству многих, он и сам охотно и азартно учился всему новому в своей профессии. Коллеги называли его человеком государственного мышления и высочайшей профессиональной ответственности. В 1995 году он был удостоен звания «Почётный нефтяник», имя А.В. Усольцева занесено в Книгу почёта ОАО«Сургутнефтегаз». А ещё стоит в одном из уголков России православный храм, который Александр Усольцев построил для благодарных прихожан
В этой истории не хочется ставить точку. Рассказывать про Александра Викторовича Усольцева можно бесконечно – столько всего вместила в себя эта судьба. После его ухода из жизни было издано множество статей и воспоминаний. Но главное сокровище и наследство – его собственная книга-исповедь, настоящий подарок тем, кому интересна история Сургутнефтегаза, бурения, отрасли, страны. Полная малоизвестных фактов и глубочайших размышлений, «Жизнь на ветру» написана живо и увлекательно. А главное – запредельно искренне, как и всё, что когда-либо делал на этой земле Усольцев.

















15

Приложенные файлы

  • doc 83391494
    Размер файла: 57 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий